10-летняя девочка перенесла «женское обрезание»

Из открытых источников, Сабина Саттарова
Из открытых источников

Суд в Ингушетии рассматривает первое в России уголовное дело о «женском обрезании» передает корреспондент 7152.kz со ссылкой на Настоящее Время.

Эта практика встречается и в других республиках Северного Кавказа. В Дагестане, по данным «Правовой инициативы», ежегодно проводят более тысячи калечащих операций на женских половых органах. Но впервые мать пострадавшей девочки решила обратиться в суд.

История началась летом прошлого года. Житель Ингушетии пригласил в гости дочь и сына от бывшей жены. На следующий день мальчик позвонил матери и сообщил, что его сестру привели домой в крови и заплаканной.

Выяснилось, что вторая жена отца отвела десятилетнюю падчерицу и свою родную восьмилетнюю дочь в клинику «Айболит» в Магасе. Детский гинеколог Изаня Нальгиева без анестезии провела процедуру «обрезания». 

Бабушка ребенка рассказала, что девочку уложили на операционный стол, она кричала и вырывалась, но ее руки и ноги держали мачеха и сотрудница клиники. При этом ребенку говорили, что эту процедуру делают всем и без нее она умрет. 

Затем, как установило следствие, врач сделала надрез на клиторе девочки. После операции отец дал детям 500 рублей и отправил дочь и сына в Грозный на маршрутке.

Белье и платье были в крови. Когда мама забрала ее, она все время плакала, была в сильной истерике до вечера и боялась, что умрет, – рассказала бабушка ребенка.

Когда у девочки поднялась температура, родственники вызвали скорую. Дежурный врач обнаружил у ребенка в области клитора и малых половых губ резаную рану размером 5мм х 6мм и глубиной в 2мм.

Мать девочки позвонила бывшему мужу. Тот не стал ничего отрицать и сказал: «Чтобы не возбуждалась».

Женщина подала заявление в следственный комитет Чечни. Там назначили судебно-медицинскую экспертизу. Следователи поставили четыре вопроса: повреждена ли детородная функция, какова степень вреда, правильно ли выбрана методика вмешательства и какие повреждения нанесены.

Эксперты отметили, что ребенок не лишился детородных функций, угрозы для жизни не было, и квалифицировали повреждение как кратковременное.

Материалы этой проверки отправили в следственный комитет Ингушетии. Там экспертизу дополнили еще двумя вопросами: «была ли угроза для здоровья» и «могут ли быть нарушены функции деятельности прооперированного органа, если да, то каков вред здоровья причинен».

Специалист Ингушского бюро судмедэкспертизы Роза Баркинхоева в выводах добавила справку о «женском обрезании». 

— В России нет отдельного закона против обрезания девочек. Эта практика нацелена на контроль сексуальности женщин, ее поведение в плане сохранения девственности до брака и целомудренного образа жизни впоследствии. Наиболее часто практикуется операция в виде имитации или насечки на клиторе, целью которой является кровопускание. Согласно представленной карте пациента при проведении ритуального обряда, выбран наиболее «щадящий» метод в виде насечки на капюшоне клитора. Маловероятно, что данный вид вмешательства придет к нарушениям функции прооперированного органа, – отметила эксперт.

Баркинхоева оценила вред, нанесенный ребенку, как легкий. На основании этих выводов в следственном комитете по Ингушетии возбудили уголовное дело об умышленном причинении легкого вреда здоровью, за что предусмотрен лишь штраф до 40 тысяч рублей и арест до четырех месяцев.

— В деле была проведена только одна экспертиза, и она была проведена плохо, – говорит юрист Татьяна Саввина. 

По ее словам, из описания непонятно, какая травма была нанесена девочке. Там просто сказано, что при осмотре выявлен рубец в области клитора. Не описано, где именно расположен рубец, как был поврежден клитор, имеются ли какие-то дефекты.

Вывод из такой экспертизы был, что это кратковременное расстройство здоровья от 6 до 21 дня. Это фактически то же самое, если бы они оценивали, что рана на пальце и рана клиторе – одно и то же.

Татьяна Саввина считает, что следователи не провели еще как минимум две необходимые экспертизы: судебно-гинекологическая экспертиза нужна для того, чтобы установить, в какой именно области располагается этот рубец и какие дефекты причинены клитору, сохранена ли его чувствительность, сохранена ли подвижность, есть ли какие-то повреждения на малых половых губах.

Вторая необходимая экспертиза – это психолого-сексологическая. 

Она нужна для того, чтобы оценить, как эта операция повлияет на возможность дальнейшего ведения нормальной половой жизни, - поясняет специалист.

Читайте также:Должность шерифа могут ввести в Казахстане. 

Новости новости ско новости петропавловска женское обркзание ритуалы
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
1154 просмотра в марте
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Подпишитесь на нас: Yandex News Yandex Zen

Комментарии